Региональный координационный центр Ленинградской области

Написать нам

Прокофьев Дмитрий Андреевич

Вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты

октябрь 2012 года
С ДМИТРИЕМ ПРОКОФЬЕВЫМ БЕСЕДОВАЛ ДИРЕКТОР ФОНДА СИРИКОЭЛО ЕВГЕНИЙ ЯБЛОКОВ

Дмитрий, я знаю, что Вы закончили Президентскую Программу в 1999 году и входите в первую сотню выпускников.
Если мне память не изменяет, в первые четыре сотни, судя по номеру диплома.

Гордитесь этим?
Да. Я считаю, что это был, на тот момент, очень удачный опыт, который действительно много мне дал.

А что побудило Вас поступать на Программу?
Это было очень удачное стечение обстоятельств для меня, потому что до этого я учился в Нидерландах, и мое участие в Президентской программе стало своеобразным продолжением моего обучения в Амстердаме.

Это было бизнес-образование?
Да, это было бизнес-образование, я стажировался в амстердамском аэропорту и писал диплом на тему «Неавиационные доходы аэропортов», это чистый маркетинг. И вот с той стороны, с голландской, они рекомендовали меня для участия вот в этой Президентской программе. Предполагалось, что я продолжу образование в Голландии, но обстоятельства сложились так, что я попал в Великобританию… И сначала это был университет Волвергэмптона, его бизнес-школа и стажировка в Шотландии, в аэропорту Глазго.

Соответственно, стажировка по Президентской программе у Вас состоялась в Англии?
Да. Голландцы рекомендовали меня для участия в Президентской программе, и я поехал в Англию.

Получается, что обстоятельства сложились очень удачно?
Все получилось очень удачно. Надо отдать должное, что там была очень удачная, сильная группа, с которой я поехал. Я поддерживаю до сих пор отношения с Андреем Алтуховым, который является значительной фигурой в издательском деле, в вопросах энергосбережения, энергоаудита. Он издает серию журналов на эту тему и является экспертом наших властей по вопросам энергетики. До сих пор мы с ним поддерживаем отношения, мы познакомились тогда на Президентской программе.

prokofev_yablokov

Как Программа повлияла на развитие Вашей дальнейшей карьеры?
Я, в хорошем смысле этого слова, «кормился» с этой Программы много лет, потому что, благодаря тому, что я её окончил, я познакомился с Владиславом Львовичем Расковаловым, и он мне сделал такое предложение, сказал: «Не хочешь ли попробовать преподавать?». Причём, я совершенно преподавать не собирался, не представлял себе, как это делается, и это в голову не приходило. Однако получилось. И я начал преподавать для тех, кто получает второе образование, специальную подготовку. Был такой институт «Перспектива», где проходили переподготовку бывшие военнослужащие. Там я начал преподавать маркетинг. А потом покатилось… В Академии Международного Банка, в Академии Народного Хозяйства. Я стал достаточно известным в своей сфере.

И сейчас тоже преподаете?
Ну, сейчас в меньшей степени. Но, до сих пор, конечно, я читаю лекции, какие-то специальные курсы, мастер-классы.

Можно сказать, что Президентская программа в данном случае Вас подтолкнула…
Да, да. Президентская программа, скажем так, дала нашей экономике ещё одного очень хорошего преподавателя маркетинга. И потом, через вот это преподавание я пришел в журналистику и в экономическую, политическую публицистику и, собственно, стал ещё и журналистом.

То есть, получилась настоящая переподготовка?
Да, да, да! Здесь, на самом деле, результат этой Программы был не только в том, что были получены какие-то новые знания… В принципе, базовые какие-то вещи, это всё то, что я знал… Но вот то, что раскрытие потенциала человеческого, способностей, вот это да. Основная задача Программы, как мне представляется, это не просто получение специальных знаний, это еще и получение определённых навыков и раскрытие человеческого потенциала. Вот это очень важно! Вот мой пример – это классический случай, когда у человека после Программы действительно поменялась судьба. В определённой степени.

Какой у Вас был проект во время обучения на Президентской программе, тема дипломной работы?
Тема работы была как раз связана с реорганизацией компании, с которой я тогда сотрудничал. Речь шла о внедрении тех механизмов управления и планирования, которым меня тогда действительно научили в Британии. И надо сказать, что за последние десять лет какие-то вещи отточились уже до бритвенной остроты, и те приёмы и механизмы, которые я освоил, я с успехом применял и на собственной практике, и в компаниях клиентов, с которыми я сотрудничал. Я стал активным бизнес консультантом, и это приносило успех. Вроде бы, простые организационные приёмы, нет там никаких особых секретов… Но они оказались очень эффективными, если их правильно применять.

Вы считаете проект реализованным?
Да, безусловно, безусловно. В этом отношении мне повезло.

Насколько, по Вашему мнению, Программа эффективна и полезна для молодых руководителей?
Очень полезна. Но как любой инструмент, она полезна, если им правильно пользоваться. Президентская программа, я считаю, – это инструмент для раскрытия ваших способностей. Да, получение знаний очень важно, но гораздо важнее, если вы относитесь к Программе – есть в английском языке такое понятие «challenge» – как к определённому вызову, который вы должны преодолеть, и через преодоление этого вызова вы раскрываете свои способности, свой потенциал и действительно можете поменять судьбу, в хорошем смысле.

Сегодня Президентской программе 15 лет. Это, в общем-то, большой срок. Нуждается ли она в корректировках с учётом той экономической, социальной и политической ситуации, которая сейчас в стране?
Мне представляется, что Программу всё-таки не достаточно знают. И, конечно, эти корректировки могли бы быть направлены на повышение престижа Программы, на её определённую трансформацию. Так как получилось, что я учился на Западе трижды и последнюю свою магистерскую степень – очную – получил во Франции весной этого года, то могу сказать, что западные ВУЗы, западные бизнес школы и университеты очень сильно трансформируются в соответствии с теми вызовами, требованиями, которые им предоставляют. То есть, организационный креатив и творческий прогресс, который я наблюдал, – я учился в Европе в конце 90-х, и я учился вот уже в начале 10-ых – огромный. Прогресс огромный, и там очень оперативно реагируют на всё. Наши ВУЗы пока менее динамичны. Поэтому я бы сделал то, что называется перезапуском Программы на новом качественном уровне.

В плане содержания, формы, увеличения количества теории?
Нет, увеличение количества разного рода практических занятий и проектов. Увеличение, скажем так, европейской составляющей. Вот эти практики и стажировки. В этом направлении. И, отбор, скажем так… отбор кадров. Должны попадать туда действительно мотивированные люди, заточенные на карьеру, которые хотят с помощью этой Программы развиваться. Был момент, когда в конце 90-х попадали, действительно, очень мотивированные ребята. Это было большой удачей тогда туда попасть. И потом надо понимать, что сейчас эта Программа сталкивается с очень большой конкуренцией, потому что есть огромное количество людей, которые сейчас едут… не огромное, но большое количество людей, которые едут туда учиться. Наши системы образовательных стандартов, они стали ближе к европейским. Существуют программы-конкуренты ВУЗов, специально ориентированные на различные совместные дипломы и т.д. То есть больше конкуренции. И поэтому Программа, конечно, должна претерпеть определённую трансформацию. Для этого у неё есть прекрасный фундамент для того, чтобы работать, может быть, на более высоком, качественном уровне. Она и сейчас очень хорошая. Но есть полная возможность стать ещё лучше, занять, может быть, более привилегированное положение благодаря названию «президентская». И здесь, конечно, власти должны придерживаться определённой политики. И если бы диплом выпускника служил не то чтобы только таким ключом, который открывает двери в определённые кабинеты, но и засчитывался бы в плюс, был бы таким определённым гарантом.

Наш Фонд совсем недавно подписал соглашение о сотрудничестве с Ленинградской торгово-промышленной Палатой, и я очень надеюсь, что в следующем году мы будем взаимодействовать в целях продвижения Программы. В частности, я знаю, что сегодня Палата насчитывает около пяти тысяч организаций-членов, и, соответственно, мы сможем популяризировать Программу и привлекать действительно мотивированных людей. Также хочется, чтобы от самой Палаты приходили в Программу молодые, перспективные кадры.
Я бы добавил ещё такую вещь, которая, на мой взгляд, должна сыграть большую роль и в повышении качества бизнес образования и его престижа, и того же самого престижа Программы. Во всех западных бизнес школах преподают люди не только с таким большим академическим «бэкграундом». Там преподают люди, сделавшие карьеру в менеджменте. Есть очень большое количество людей с успешной карьерой менеджера или предпринимателя. Это очень важно, потому что слушатели Программы видят перед собой крупных специалистов-практиков, которые, тем не менее, отлично могут преподавать. И вот это преподавание в бизнес школе считается престижным. А во Франции, например, занимать определённые топовые позиции в крупных корпорациях невозможно, если соискатель не имеет опыта преподавания в бизнес школе. Там логика какая? Если ты имеешь такой преподавательский опыт, значит, ты умеешь, можешь передавать знания и опыт своим подчинённым, их развивать и т.д. и т.п. Поэтому такие вот продвинутые карьеристы, они стремятся получить возможность преподавать. И в личном деле ставится пометка, что очень важно: это интересный человек, он не только умеет руководить, он ещё и умеет учить, подбирать кадры, это считается важным навыком для руководителя.

Мне кажется, что преподавание служит не только развитию карьеры. Это одновременно и самореализация. А Ваш опыт преподавания – это ещё один хороший пример, который может быть полезен другим.
Да!

Дмитрий, спасибо большое за интересную беседу!
Спасибо Вам!

×
×